10 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

День велосипеда хоффман

Альберт Хофманн

ЦиолковскийХоффман

75-летие с «Дня Велосипеда»

День велосипеда — 19 апреля 1943 года — дата, когда доктор Альберт Хофманн решился на то чтобы преднамеренно употребить 250 микрограм ЛСД (диэтиламид d-лизергиновой кислоты).

Через некоторое время начали проявляться симптомы — головокружение и беспокойство.Скоро эффект стал настолько силен, что ученый не мог более составлять связные предложения и, наблюдаемый своим ассистентом, уведомленным об эксперименте, отправился на велосипеде домой. Во время поездки он ощутил эффекты ЛСД, тем самым сделав этот день датой первого в мире психоделического опыта с ЛСД.
Действие ЛСД проявилось в том, что субъективные ощущения Хофмана — очень медленная езда — не соответствовали объективным — очень большая скорость движения. Ему казалось, что здания покрылись мелкой рябью. После того как Хофманн добрался до дома, он попросил ассистента вызвать врача и попросить у соседа молока, которое он выбрал в качестве общего противоядия при отравлениях.
Прибывший врач не смог найти у пациента никаких отклонений, кроме расширенных зрачков. Однако в течение нескольких часов Хофманн находился в состоянии бреда: ему казалось, что он стал одержим демонами, что его соседка — ведьма, что мебель в его доме угрожает ему. Затем чувство тревоги отступило, ему на смену пришли разноцветные образы в форме кругов и спиралей, которые не пропадали даже при закрытых глазах.
Также Хофманн рассказывал, что звук проезжающего автомобиля воспринимался им в форме оптического образа.
22 апреля он написал о своем эксперименте и опыте, а позже поместил эту заметку в свою книгу «ЛСД — мой трудный ребенок».

73 года назад открыли ЛСД.

19 апреля — «День Велосипеда». И здесь не будет фотографий про европейские городки с устроенными велопарковками, массовыми велопробежками, фотографий счастливых подростков на велодорожках. Здесь все куда интереснее.

73 года назад Альберт Хофманн впервые почувствовал на себе эффект от выведенного им же ЛСД. Когда в ходе эксперимента со своими спорыньями он стал испытывать легкое недомогание, то поехал домой на велосипеде, как тут его начало плющить и колбасить (ага, первый раз трипанул)

Стоит отдать дань должное. Классические «коты» были вот таких видов.

Стоит ли рассказывать о том, что ЛСД стала атрибутом целой культуры хиппи? Не думаю.

Автор не призывает тут же долбить кислоту, и вообще ведет ЗОЖ.

Давайте лучше послушаем кислой музыки 🙂 Один из самых атмосферных треков.

Старых наркоманов не бывает?

Тут давеча @ostapas выложил несколько социальных плакатов о вреде наркотиков https://pikabu.ru/story/sotsialnaya_reklama_protiv_narkotiko. среди них были следующие:

Они как вы понимаете должны были показать что старых наркоманов не бывает, так я тут парочку известных персон нашел которые могли бы кое что сказать по поводу этого утверждения)

Станислав Гроф сейчас 84

Александр Шульгин 88 лет

Альберт Хофманн 102 года

Олдос Хаксли 69 лет

Тимоти Лири 75 лет

Его глаза — олицетворение самой случайности

Сегодня день велосипеда!

Даже украсть нормально не смогли

Поездки на велосипеде

Кислый завтрак )

С днем велосипеда!

В честь семидесятилетней годовщины дня велосипеда хочу представляю Вам отрывок из книги А. Хоффмана «ЛСД-мой трудный ребёнок»

Проявляя предельную осторожность, я начал планировать серию экспериментов с самым малым количеством, которое могло произвести какой-либо эффект, имея в виду активность алкалоидов спорыньи, известную в то время: а именно, 0.25 мг (мг = миллиграмм = одна тысячная грамма) диэтиламида лизергиновой кислоты в форме тартрата. Ниже цитируется запись из моего лабораторного журнала от 19 апреля 1943 года.

Эксперимент над собой
19.04.43 16:20: Принято орально 0.5 куб см. 1/2 промильного раствора тартрата диэтиламида = 0.25 мг тартрата. Разбавлен приблизительно 10 куб см. воды. Без вкуса.
17:00: Отмечается головокружение, чувство тревоги, визуальные искажения, симптомы паралича, желание смеяться.
Добавление от 21.04:
Отправился домой на велосипеде. 18:00 – прибл. 20:00 наиболее тяжёлый кризис.

Здесь заметки в моем лабораторном журнале прерываются. Я мог писать последние слова лишь с большим усилием. Теперь мне стало ясно, что именно ЛСД был причиной удивительного происшествия в предыдущую пятницу, поскольку изменения в восприятии были теми же, что и раньше, только более сильными. Мне приходилось напрягаться, чтобы говорить связанно.

Я попросил моего лабораторного ассистента, который был информирован об эксперименте, проводить меня домой. Мы отправились на велосипеде, так как автомобиля не было из-за ограничений военного времени. По дороге домой, моё состояние начало принимать угрожающие формы. Все в моем поле зрения дрожало и искажалось, как будто в кривом зеркале. У меня также было чувство, что мы не можем сдвинуться с места. Однако мой ассистент сказал мне позже, что мы ехали очень быстро.

Наконец, мы приехали домой целые и невредимые, и я едва смог обратиться с просьбой к своему спутнику, чтобы он позвал нашего семейного врача и попросил молока у соседей.

Несмотря на моё бредовое, невразумительное состояние, у меня возникали короткие периоды ясного и эффективного мышления – я выбрал молоко в качестве общего противоядия при отравлениях.

Головокружение и ощущение, что я теряю сознание, стали к этому времени настолько сильными, что я не мог больше стоять, и мне пришлось лечь на диван. Окружающий меня мир теперь ещё более ужасающе преобразился. Все в комнате вращалось, и знакомые вещи и предметы мебели приобрели гротескную угрожающую форму. Все они были в непрерывном движении, как бы одержимые внутренним беспокойством. Женщина возле двери, которую я с трудом узнал, принесла мне молока – на протяжении вечера я выпил два литра. Это больше не была фрау Р., а скорее злая, коварная ведьма в раскрашенной маске.

Ещё хуже, чем эти демонические трансформации внешнего мира, была перемена того, как я воспринимал себя самого, свою внутреннюю сущность. Любое усилие моей воли, любая попытка положить конец дезинтеграции внешнего мира и растворению моего «Я», казались тщетными.

Какой-то демон вселился в меня, завладел моим телом, разумом и душой. Я вскочил и закричал, пытаясь освободиться от него, но затем опустился и беспомощно лёг на диван. Вещество, с которым я хотел экспериментировать, покорило меня. Это был демон, который презрительно торжествовал над моей волей. Я был охвачен ужасающим страхом, сойти с ума. Я оказался в другом мире, в другом месте, в другом времени. Казалось, что моё тело осталось без чувств, безжизненное и чуждое. Умирал ли я? Было ли это переходом? Временами мне казалось, что я нахожусь вне тела, и тогда я ясно осознавал, как сторонний наблюдатель, всю полноту трагедии моего положения. Я даже не попрощался со своей семьёй (моя жена, с тремя нашими детьми отправилась в тот день навестить её родителей в Люцерне). Могли бы они понять, что я не экспериментировал безрассудно, безответственно, но с величайшей осторожностью, и что подобный результат ни коим образом не мог быть предвиден? Мой страх и отчаяние усилились, не только оттого, что молодая семья должна была потерять своего отца, но потому что я боялся оставить свою работу, свои химические исследования, которые столько для меня значили, неоконченными на половине плодотворного, многообещающего пути. Возникла и другая мысль, идея, полная горькой иронии: если я должен был преждевременно покинуть этот мир, то это произойдёт из-за диэтиламида лизергиновой кислоты, которому я же сам и дал рождение в этом мире.

К тому времени, когда приехал врач, пик моего безнадёжного состояния уже миновал. Мой лабораторный ассистент рассказал ему о моем эксперименте, поскольку я сам все ещё не мог составить связного предложения. Он покачал головой в недоумении, после моих попыток описать смертельную опасность, которая угрожала моему телу. Он не обнаружил никаких ненормальных симптомов, за исключением сильно расширенных зрачков. И пульс, идавление, и дыхание – все было нормальным. Он не видел причин выписывать какие-либо лекарства. Вместо этого он проводил меня к постели и остался присматривать за мной. Постепенно, я вернулся из таинственного, незнакомого мира в успокаивающую повседневную реальность. Страх ослаб и уступил место счастью и признательности, вернулось нормальные восприятие и мысли, и я стал уверен в том, что опасность сумасшествия окончательно прошла.

Читать еще:  Велопешеходная дорожка

Теперь, понемногу, я начал наслаждаться беспрецедентными цветами и игрой форм, которые продолжали существовать перед моими закрытыми глазами. Калейдоскоп фантастических образов, нахлынул на меня; чередующиеся, пёстрые, они расходились и сходились кругами и спиралями, взрывались фонтанами цвета, перемешивались и превращались друг в друга в непрерывном потоке. Я отчётливо замечал, как каждое слуховое ощущение, такое как звук дверной ручки или проезжающего автомобиля, трансформировалось в зрительное. Каждый звук порождал быстро меняющийся образ уникальной формы и цвета.

Поздно вечером моя жена вернулась из Люцерны. Кто-то сообщил ей по телефону, что я слёг с таинственным заболеванием. Она сразу же вернулась домой, оставив детей у своих родителей. К этому времени, я отошёл достаточно, чтобы рассказать ей, что случилось.

Обессилевший, я заснул и проснулся на следующее утро обновлённый, с ясной головой, хотя и несколько уставший физически. Во мне струилось ощущение благополучия и новой жизни. Когда, позднее, я вышел прогуляться в сад, где после весеннего дождя сияло солнце, все вокруг блестело и искрилось освежающим светом. Мир как будто заново создали. Все мои органы чувств вибрировали в состоянии наивысшей чувствительности, которое сохранялось весь день.

Этот эксперимент показал, что ЛСД-25 ведёт себя как психоактивное вещество с необычайными свойствами и силой. В моей памяти не существовало другого известного вещества, которое вызывало бы столь глубокие психические эффекты в таких сверхмалых дозах, которое порождало бы столь драматические изменения в сознании человека, в нашем восприятии внутреннего и внешнего мира.

Ещё более значительным было то, что я мог помнить события, происходившее под воздействием ЛСД во всех подробностях. Это означало только то, что запоминающая функция сознания не прерывалась даже на пике ЛСД экспириенса, несмотря на полный распад обычного видения мира. На протяжении всего эксперимента я всегда осознавал своё участие в нем, но, несмотря на понимание своей ситуации, я не мог, при всех усилиях своей воли, стряхнуть с себя мир ЛСД. Все воспринималось как совершенно реальное, как тревожащая реальность, тревожащая потому, что картина другого мира, мира знакомой повседневной реальности по-прежнему полностью сохранялась в памяти, доступная для сравнения.

Другим неожиданным аспектом ЛСД была его возможность производить столь глубокое, мощное состояние опьянения без дальнейшего похмелья. Даже, наоборот, на следующий день после эксперимента с ЛСД я находился, как уже описывал, в прекрасном физическом и ментальном состоянии.

Я осознавал, что ЛСД, новое активное вещество с такими свойствами, должен найти применение в фармакологии, неврологии, и, особенно, в психиатрии, и что он должен привлечь внимание соответствующих специалистов. Но в то время я даже не подозревал, что новое вещество будет также использоваться вне медицины, как наркотик. Поскольку мой эксперимент над собой показал ЛСД в его ужасающем, дьявольском аспекте, я менее всего ожидал, что это вещество сможет когда-либо найти применение как некий наркотик, используемый ради удовольствия. Кроме того, мне не удалось распознать ярковыраженную связь между воздействием ЛСД и самопроизвольными визионерскими переживаниями, вплоть до последующих экспериментов, проводившихся с более низкими дозами и в другой обстановке.

Всё о Дне велосипеда

Велосипед — один из самых доступных и популярных видов транспорта во всём мире. К тому же это одно из самых экологичных средств передвижения. Почему же тогда о том, что День автомобилиста празднуется в последнее воскресенье октября, знает каждый второй, а о том, когда празднуется День велосипеда, знают единицы?

Мы решили провести ликбез относительно этого праздника, узнали о нём всё и теперь готовы поделиться информацией с вами.

Когда?

День велосипедиста, он же День велосипеда, празднуется весной. Если точнее, то 19 апреля.

У этой даты есть история. И история эта весьма и весьма необычна. Логично было бы предположить, что Днём велосипеда является день рождения этого снаряда. Или хотя бы эта дата совпадает с днём получения первого патента на упомянутое изобретения или со днём проведения первых велогонок.

Но все эти предположения неверны. Мы готовы рассказать реальную историю появления этого праздника.

История

Днём, 19 апреля 1943 года, доктор Альберт Хофманн на велосипеде поехал домой. Окружающие были поражены тем, какую скорость развивал велоснаряд учёного. Сам же Хофманн их удивления не разделял. Напротив, он сердился на двухколёсное транспортное средство за то, что оно так медленно и тягуче передвигается.

А причина происходящего крылась вот в чём. 19 апреля 1943 года доктор Альберт Хофманн стал первым человеком, попробовавшим и ощутившим на себе эффект ЛСД. Сделал он это преднамеренно. Доза составила 250 грамм.

К счастью, во время скоростного путешествия Хофманна к крыльцу родного дома ничего страшного не произошло. Приём наркотика был научным экспериментом, а за учёным тщательно следил его ассистент.

Как рассказывал после сам экспериментатор, прогулка на велосипеде по знакомому бульвару превратилось для него в проникновение в одно из полотен Сальвадора Дали. Дома покрылись красочной рябью.

В общем, от самой езды, не считая изменённого ощущения времени, доктор получил приятные впечатления. Всё самое страшное началось тогда, когда Хофманн добрался до дома. Ему стало казаться, что демоны проникли в его тело, что женщина, живущая по соседству, — ведьма, что мебель в квартире — источник смертельной опасности. Прибывший на осмотр врач не смог найти отклонений в состоянии здоровья экспериментатора, обратив внимание только на слишком широкие зрачки.

Доподлинно неизвестно, какому шутнику пришло в голову сделать Днём велосипеда 19 апреля, но факт остаётся фактом. Практически во всех странах день велоснаряда отмечается именно в эту дату, никак не соотносясь с днём рождения этого устройства.

Ещё один праздник

Но нельзя не упомянуть, что в России существует замещающий праздник велосипеда. Он отмечается 23 апреля, через четыре дня после описанного выше.

Его история более логична. Именно в этот день инженер Ефим Артамонов презентовал публике созданный им велоснаряд с передним колесом, размер которого достигал человеческого роста. То есть этот праздник совпадает с одним из дней рождения велоснаряда.

Страны и празднования

Особых традиций относительно того, что делать в День велосипеда, нет. В разных городах проходят велопробеги, гонки и выставки новейших велосипедных моделей. Однако это обусловлено не правилами и традициями, а различными желаниями самих любителей велоспорта.

Но существует ещё несколько дней, в которые в разных странах устраиваются праздники в честь велоснарядов.

Голландия

В Голландии каждое второе воскресенье мая активные велосипедисты собираются в одну, очень длинную колонну. Таким составом они отправляются в путь по дорогам родного государства.

Стоит отметить, что в этой стране велопробеги — это очень приятное занятие, которое, как правило, ничем не омрачается. Государство славится развитой сетью дорог для езды на двухколёсном транспорте, большим количеством мест для парковки и стоянки велосипедов.

В Соединённых Штатах Америки днём рождения велосипеда и массовой езды на нём считается 1 мая. Более 30 тысяч американцев в этот день седлают своих двухколёсных «железных коней» и колонной колесят по дорогам пяти районов Нью-Йорка.

Маршрут следования колонны на это время закрывается для пешеходов и автомобилистов.

Этот праздник в США проходит регулярно с середины XIX века. По традиции после велосипедной езды на острове Статен-Айленд начинаются гуляния в честь Дня благословения велосипедистов.

Россия

Как мы уже сказали, в России Днём велосипеда является 23 апреля. В нашей стране празднование дня рождения велоснаряда сопряжено не столько с чествованием самого изобретения, сколько с отказом от других видов транспорта.

В этот день всем владельцам автомобилей предлагают пересесть на велосипеды. Несмотря на то что далеко не все автовладельцы прислушиваются к подобным просьбам, в этот день в Москве регистрируется на 2,7 тонны меньше вредных атмосферных отходов.

Читать еще:  Чем полезна езда на велосипеде для женщин

Поэтому в нашей стране этот праздник не только приятный, но и полезный.

Заключение

Тем, кто любит велосипед и получает удовольствие от езды на нём, совсем необязательно ждать специального праздника, чтобы оставить в гараже автомобиль и оседлать двухколёсного «железного коня». Вы сами творцы своего настроения.

В настоящее время многие люди устанавливают один из дней своей рабочей недели Днём велосипеда и отдыхают от стояния в пробках и кручения баранки. Поступить так можете и вы.

Если вам понравилась статья, поделитесь ей, пожалуйста, в социальных сетях.

Как научится ездить на заднем колесе велосипеда. Что нужно для подготовки к тренировке. Мануал и вилли — две техники езды на заднем колесе.

Польза велопрогулок. Какие мышцы тренируются при езде на велосипеде. Как правильно распределить нагрузку для накачивания мышц.

Многие спорят о том, какая рама велосипеда лучше — стальная или алюминиевая. Для того чтобы понимать, какая рама удовлетворит потребности велосипедиста — разберёмся подробно, какой материал будет соответствовать заявленным требованиям.

  • на сайте
  • ВКонтакте
  • facebook
  • Мне вот интересно, какой долбодятел пишет эти посты??…
    … принял 250 грамм …. ГРАММ, КАРЛ! .
    Ну, согласен, водки он мог принять 250 единоразово. Стаканяку усосал – и в путь! Но уж всяко не ЛСД. 250 грамм….

    Велодни…Ни дня без велосипеда!

    День велосипеда

    День Велосипеда (англ. Bicycle Day) — 19 апреля 1943 — дата, когда доктор Альберт Хофманн преднамеренно, первым из людей, принял ЛСД.

    С тех пор, 19 апреля считается днём велосипеда! Причём тут Хофман? ЛСД? И велосипед? Вернёмся немного к истории…

    История Дня велосипеда (из Википедии)

    Тремя днями ранее он случайно, ещё не зная о действии диэтиламида, впитал некоторое количество вещества подушечками пальцев.
    В этот день он преднамеренно принял 250 микрограмм ЛСД. Через некоторое время начали проявляться симптомы, которые он уже ощущал ранее, — головокружение и беспокойство.
    Скоро эффект стал настолько силён, что Альберт не мог более составлять связные предложения и, наблюдаемый своим ассистентом, уведомлённым об эксперименте, отправился на велосипеде домой. Во время поездки он ощутил эффекты ЛСД, тем самым сделав этот день датой первого в мире психоделического опыта с ЛСД.
    Действие ЛСД проявилось в том, что субъективные ощущения Хофмана — очень медленная езда — не соответствовали объективным — очень большая скорость движения.
    Знакомый бульвар по дороге к дому превратился для Хофманна в картину Сальвадора Дали. Ему казалось, что здания покрылись мелкой рябью.
    22 апреля он написал о своём эксперименте и опыте, а позже поместил эту заметку в свою книгу «ЛСД — мой трудный ребёнок» (англ. LSD: My Problem Child).
    После того как Хофманн добрался до дома, он попросил ассистента вызвать врача и попросить у соседа молока, которое он выбрал в качестве общего противоядия при отравлениях.
    Прибывший врач не смог найти у пациента никаких отклонений, кроме расширенных зрачков.
    Однако в течение нескольких часов Хофманн находился в состоянии бреда: ему казалось, что он стал одержим демонами, что его соседка — ведьма, что мебель в его доме угрожает ему.
    После этого чувство тревоги отступило, ему на смену пришли разноцветные образы в форме кругов и спиралей, которые не пропадали даже при закрытых глазах.
    Также Хофманн рассказывал, что звук проезжающего автомобиля воспринимался им в форме оптического образа.
    В итоге Альберт заснул, а утром чувствовал себя несколько уставшим, и весь день, по его словам, сенсорная чувствительность была усилена.

    Из дневника Хофмана (материал с сайта pda.velorama.ru)

    19.04.1943, 16:20: Принято орально 0,5 куб см. 1/2 промильного раствора тартрата диэтиламида = 0,25 мг тартрата. Разбавлен приблизительно 10 куб см. воды. Без вкуса.

    17:00: Отмечается головокружение, чувство тревоги, визуальные искажения, симптомы паралича, желание смеяться.

    Добавление от 21.04: Отправился домой на велосипеде. 18:00 — прибл. 20:00 наиболее тяжёлый кризис. (См. специальный отчёт).

    Здесь заметки в моем лабораторном журнале прерываются. Я мог писать последние слова лишь с большим усилием. Теперь мне стало ясно, что именно ЛСД был причиной удивительного происшествия в предыдущую пятницу, поскольку изменения в восприятии были теми же, что и раньше, только более сильными. Мне приходилось напрягаться, чтобы говорить связанно. Я попросил моего лабораторного ассистента, который был информирован об эксперименте, проводить меня домой. Мы отправились на велосипеде, так как автомобиля не было из-заограничений военного времени. По дороге домой, моё состояние начало принимать угрожающие формы. Все в моем поле зрения дрожало и искажалось, как будто в кривом зеркале. У меня также было чувство, что мы не можем сдвинуться с места. Однако мой ассистент сказал мне позже, что мы ехали очень быстро. Наконец, мы приехали домой целые и невредимые, и я едва смог обратиться с просьбой к своему спутнику, чтобы он позвал нашего семейного врача и попросил молока у соседей.

    Несмотря на моё бредовое, невразумительное состояние, у меня возникали короткие периоды ясного и эффективного мышления — я выбрал молоко в качестве общего противоядия при отравлениях.

    Головокружение и ощущение, что я теряю сознание, стали к этому времени настолько сильными, что я не мог больше стоять, и мне пришлось лечь на диван. Окружающий меня мир теперь ещё более ужасающе преобразился. Все в комнате вращалось, и знакомые вещи и предметы мебели приобрели гротескную угрожающую форму. Все они были в непрерывном движении, как бы одержимые внутренним беспокойством. Женщина возле двери, которую я с трудом узнал, принесла мне молока — на протяжении вечера я выпил два литра. Это больше не была фрау Р., а скорее злая, коварная ведьма в раскрашенной маске.

    Ещё хуже, чем эти демонические трансформации внешнего мира, была перемена того, как я воспринимал себя самого, свою внутреннюю сущность. Любое усилие моей воли, любая попытка положить конец дезинтеграции внешнего мира и растворению моего «Я», казались тщетными. Кокой-то демон вселился в меня, завладел моим телом, разумом и душой. Я вскочил и закричал, пытаясь освободиться от него, но затем опустился и беспомощно лёг на диван. Вещество, с которым я хотел экспериментировать, покорило меня. Это был демон, который презрительно торжествовал над моей волей. Я был охвачен ужасающим страхом, сойти с ума. Я оказался в другом мире, в другом месте, в другом времени. Казалось, что моё тело осталось без чувств, безжизненное и чуждое. Умирал ли я? Было ли это переходом? Временами мне казалось, что я нахожусь вне тела, и тогда я ясно осознавал, как сторонний наблюдатель, всю полноту трагедии моего положения. Я даже не попрощался со своей семьёй (моя жена, с тремя нашими детьми отправилась в тот день навестить её родителей в Люцерне). Могли бы они понять, что я не экспериментировал безрассудно, безответственно, но с величайшей осторожностью, и что подобный результат ни коим образом не мог быть предвиден? Мой страх и отчаяние усилились, не только оттого, что молодая семья должна была потерять своего отца, но потому что я боялся оставить свою работу, свои химические исследования, которые столько для меня значили, неоконченными на половине плодотворного, многообещающего пути. Возникла и другая мысль, идея, полная горькой иронии: если я должен был преждевременно покинуть этот мир, то это произойдёт из-за диэтиламида лизергиновой кислоты, которому я же сам и дал рождение в этом мире.

    К тому времени, когда приехал врач, пик моего безнадёжного состояния уже миновал. Мой лабораторный ассистент рассказал ему о моем эксперименте, поскольку я сам все ещё не мог составить связного предложения. Он покачал головой в недоумении, после моих попыток описать смертельную опасность, которая угрожала моему телу. Он не обнаружил никаких ненормальных симптомов, за исключением сильно расширенных зрачков. И пульс, и давление, и дыхание — все было нормальным. Он не видел причин выписывать какие-либо лекарства. Вместо этого он проводил меня к постели и остался присматривать за мной. Постепенно, я вернулся из таинственного, незнакомого мира в успокаивающую повседневную реальность. Страх ослаб и уступил место счастью и признательности, вернулось нормальные восприятие и мысли, и я стал уверен в том, что опасность сумасшествия окончательно прошла.

    Теперь, понемногу, я начал наслаждаться беспрецедентными цветами и игрой форм, которые продолжали существовать перед моими закрытыми глазами. Калейдоскоп фантастических образов, нахлынул на меня; чередующиеся, пёстрые, они расходились и сходились кругами и спиралями, взрывались фонтанами цвета, перемешивались и превращались друг в друга в непрерывном потоке. Я отчётливо замечал, как каждое слуховое ощущение, такое как звук дверной ручки или проезжающего автомобиля, трансформировалось в зрительное. Каждый звук порождал быстро меняющийся образ уникальной формы и цвета.

    Поздно вечером моя жена вернулась из Люцерны. Кто-то сообщил ей по телефону, что я слёг с таинственным заболеванием. Она сразу же вернулась домой, оставив детей у своих родителей. К этому времени, я отошёл достаточно, чтобы рассказать ей, что случилось.

    Обессилевший, я заснул и проснулся на следующее утро обновлённый, с ясной головой, хотя и несколько уставший физически. Во мне струилось ощущение благополучия и новой жизни. Когда, позднее, я вышел прогуляться в сад, где после весеннего дождя сияло солнце, все вокруг блестело и искрилось освежающим светом. Мир как будто заново создали. Все мои органы чувств вибрировали в состоянии наивысшей чувствительности, которое сохранялось весь день.

    Этот эксперимент показал, что ЛСД-25 ведёт себя как психоактивное вещество с необычайными свойствами и силой. В моей памяти не существовало другого известного вещества, которое вызывало бы столь глубокие психические эффекты в таких сверхмалых дозах, которое порождало бы столь драматические изменения в сознании человека, в нашем восприятии внутреннего и внешнего мира.

    Ещё более значительным было то, что я мог помнить события, происходившее под воздействием ЛСД во всех подробностях. Это означало только то, что запоминающая функция сознания не прерывалась даже на пике ЛСД экспириенса, несмотря на полный распад обычного видения мира. На протяжении всего эксперимента я всегда осознавал своё участие в нем, но, несмотря на понимание своей ситуации, я не мог, при всех усилиях своей воли, стряхнуть с себя мир ЛСД. Все воспринималось как совершенно реальное, как тревожащая реальность, тревожащая потому, что картина другого мира, мира знакомой повседневной реальности по-прежнему полностью сохранялась в памяти, доступная для сравнения.

    Другим неожиданным аспектом ЛСД была его возможность производить столь глубокое, мощное состояние опьянения без дальнейшего похмелья. Даже, наоборот, на следующий день после эксперимента с ЛСД я находился, как уже описывал, в прекрасном физическом и ментальном состоянии.

    Я осознавал, что ЛСД, новое активное вещество с такими свойствами, должен найти применение в фармакологии, неврологии, и, особенно, в психиатрии, и что он должен привлечь внимание соответствующих специалистов. Но в то время я даже не подозревал, что новое вещество будет также использоваться вне медицины, как наркотик. Поскольку мой эксперимент над собой показал ЛСД в его ужасающем, дьявольском аспекте, я менее всего ожидал, что это вещество сможет когда-либо найти применение как некий наркотик, используемый ради удовольствия. Кроме того, мне не удалось распознать ярковыраженную связь между воздействием ЛСД и самопроизвольными визионерскими переживаниями, вплоть до последующих экспериментов, проводившихся с более низкими дозами и в другой обстановке.

    На следующий день я написал профессору Штоллю вышеупомянутый отчёт о моем необычайном опыте с ЛСД-25и послал копию директору фармакологического отдела профессору Ротлину.

    Как я и ожидал, первой реакцией было скептическое удивление. Тотчас же раздался звонок из управления; профессор Штолль спросил: «Вы уверены, что не ошиблись при взвешивании? Упомянутая доза действительно правильная?» Профессор Ротлин позвонил и задал тот же вопрос. Я был уверен насчёт этого, поскольку выполнил взвешивание и дозировку своими собственными руками. Однако, их сомнения были несколько оправданы, так как до этого момента не было известно вещества, которое оказывало бы даже малейший психический эффект в меньших миллиграмма дозах. Существование вещества с подобной силой действия казалось почти невероятным.

    Сам профессор Ротлин и двое его коллег были первыми, кто повторил мой эксперимент всего лишь с одной третьей той дозы, которую использовал я. Но даже на этом уровне, эффекты по-прежнему были весьма впечатляющими и совершенно нереальными. Все сомнения об утверждениях в моем отчёте были исключены.

    На закуску вело-видео 🙂

    День велосипеда

    Кстати, сегодня же был День Велосипеда. Дата первого в мире психоделического опыта с ЛСД.

    19 апреля 1943 года швейцарский химик доктор Альберт Хоффман (прекрасный старик на фото) провел эксперимент на себе и принял 250 микрограммов синтезированного им вещества, позже получившего известность как ЛСД-25.

    Зачем он вообще стал пробовать новое вещество? Дело в том, что тремя днями ранее это вещество, промежуточный продукт его работы, случайно попало ему на кожу, после чего он как-то странно себя почувствовал и ощутил изменения в восприятии. В общем-то он сперва даже не понял, что это было и только спустя время начал подозревать, что дело в веществе. Чтобы проверить эту гипотезу, Хоффман решил испытать вещество на себе и принять ничтожно малую, как ему тогда казалось (ха-ха!), а на самом деле абсолютно конскую, его дозу.

    Спустя час после принятия вещества, доктор Хоффман почувстввал давешние изменения восприятия плюс недомогание. И попросил своего ассистента сопроводить его домой.

    «Я попросил моего лабораторного ассистента, который был информирован об эксперименте, проводить меня домой. Мы отправились на велосипеде, так как автомобиля не было из-за ограничений военного времени. По дороге домой, мое состояние начало принимать угрожающие формы. Все в моем поле зрения дрожало и искажалось, как будто в кривом зеркале. У меня также было чувство, что мы не можем сдвинуться с места. Однако мой ассистент сказал мне позже, что мы ехали очень быстро.

    Женщина возле двери, которую я с трудом узнал, принесла мне молока — на протяжении вечера я выпил два литра. Это больше не была фрау Р., а скорее злая, коварная ведьма в раскрашенной маске.
    Еще хуже, чем эти демонические трансформации внешнего мира, была перемена того, как я воспринимал себя самого, свою внутреннюю сущность. Любое усилие моей воли, любая попытка положить конец дезинтеграции внешнего мира и растворению моего «Я», казались тщетными.

    .
    Теперь, понемногу, я начал наслаждаться беспрецедентными цветами и игрой форм, которые продолжали существовать перед моими закрытыми глазами. Калейдоскоп фантастических образов, нахлынул на меня; чередующиеся, пестрые, они расходились и сходились кругами и спиралями, взрывались фонтанами цвета, перемешивались и превращались друг в друга в непрерывном потоке. Я отчетливо замечал, как каждое слуховое ощущение, такое как звук дверной ручки или проезжающего автомобиля, трансформировалось в зрительное. Каждый звук порождал быстро меняющийся образ уникальной формы и цвета.
    Поздно вечером моя жена вернулась из Люцерны. Кто-то сообщил ей по телефону, что я слег с таинственным заболеванием. Она сразу же вернулась домой, оставив детей у своих родителей. К этому времени, я отошел достаточно, чтобы рассказать ей, что случилось.
    Обессилевший, я заснул и проснулся на следующее утро обновленный, с ясной головой, хотя и несколько уставший физически. Во мне струилось ощущение благополучия и новой жизни. Когда, позднее, я вышел прогуляться в сад, где после весеннего дождя сияло солнце, все вокруг блестело и искрилось освежающим светом. Мир как будто заново создали. Все мои органы чувств вибрировали в состоянии наивысшей чувствительности, которое сохранялось весь день.
    Этот эксперимент показал, что ЛСД-25 ведет себя как психоактивное вещество с необычайными свойствами и силой. В моей памяти не существовало другого известного вещества, которое вызывало бы столь глубокие психические эффекты в таких сверхмалых дозах, которое порождало бы столь драматические изменения в сознании человека, в нашем восприятии внутреннего и внешнего мира.
    »

    «ЛСД — Мой трудный ребенок»
    Альберт Хоффман

    Интереснейшая, кстати, книжка, почитайте.

    Что было дальше? Дальше ЛСД использовался в психиатрии, лет 10-15, довольно успешно. Но потом неожиданно обрел популярность в качестве наркотика, вследствие чего был запрещен. А доктор Хоффман прожил долгую плодотворную жизнь и скончался в 2008 году в своем доме под Базелем в возрасте 102 лет.

    Чтобы достойно отметить памятную дату, редакция нашего блога предприняла беспрецедентный трип. Я отправился на станцию встречать друзей едущих в гости. Без ЛСД, зато на юнисайкле, так что мне было сложно почти как Хоффману. Я преодолевал высокие подъемы и глубокие спуски и форсировал лежачих полицейских, покуда не достиг цели. Дню Велосипеда посвящается:

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector
×
×
×
×